Игровые форумы AGFC
Крупнейшее российское
игровое сообщество.

Десятки тысяч участников,
миллионы полезных
тем и сообщений.
Travel, Inc.
Портал, посвященный
адвенчурам и RPG.

Специализированные
новости и рецензии,
аналитические статьи.
Grand Theft AG
Самый крупный сайт
в России о серии GTA
и ее «детях» -
Mafia, Driv3r и т.п.

Новости, прохождения,
моды, полезные файлы.
Летописи Тамриэля
Один из крупнейших
в мире ресурсов
по играм серии
The Elder Scrolls.

Если вы любите Arena,
Daggerfall, Morrowind
и Oblivion -
не проходите мимо!
ГотикAG
Проект, посвященный
известному немецкому
RPG-сериалу Gothic.

Новости, моды, советы,
прохождения и еще
несколько тонн
полезной информации.
Wasteland Chronicles
Портал для любителей
постапокалиптических RPG.

В меню: все части
Fallout, Metalheart, The Fall,
Wasteland, Койоты и Ex Machina.
Magic Team
Ресурс, посвященный
вскрытию игровых
ресурсов и форматов.

Помимо советов
и описаний, содержит
программы от Magic Team,
позволяющие вытащить
данные из сотен игр.
Absolute Top + Мuзейm
Сайт ежегодного
голосования AG, где
читатели и редакция
определяют лучшие игры.

Архив старых голосований
работает круглосуточно
и без выходных.
Battles.ru
Выдалась свободная минутка?
Порадуйте себя забавными
Flash-играми!

На серверe Battles.ru
каждый найдет себе
милое развлечение.
Вольный Стрелок
Портал, посвященный
стратегическим играм
всех мастей и калибров.

Новости, рецензии,
скриншоты, файлы.
Проект временно заморожен.
Skive: Тенденции
компьютерного игростроения
Небанальные измышления
нашего коллеги Скайва
о том, что ждет
игровую индустрию.

Архив выпусков охватывает
без малого четыре года.
Проект временно заморожен.
Проект AG.ru Rambler's Top100Другие наши сайты »»
Посетите "Absolute Games"Перейти в корень сайта "Геройский Уголок"
Absolute Games
Обзор "Watch Me in My House"
Absolute Games
Обзор "American Idol"

Новости
FAQ
Форум
Советы

Карты
Турнир
Задачки

Герои
Замки
Монстры
Магия
Артефакты
Сражения
Кампании

Файлы
Прочее



 Геройский Уголок / Прочее / Фанфики / Сердце Катерины

Сердце Катерины

Автор – oxana2 при участии ThatOne


Всем знакомы строки официальных летописей царствования Катерины Грифоново Сердце, многие слышали истории и сказания о подвигах и приключениях королевы. В них она имеет истинно сердце грифона – доблестное и бесстрашное. Но кто знает, что творилось в душе королевы Энрота и Эрафии, что прятала она за маской спокойной твердости и уверенности, какой ценой давались ей победы и чего стоили поражения? Так слушайте же настоящую историю всем известных событий и узнайте всю истину о сердце Катерины.

Повесть I. Возрождение Эрафии.


Глава 1. Возвращение на родину.

Эскадра энротских кораблей медленно приближалась к берегам Антагариха. Катерина без сна лежала в своей каюте и невидящим взором смотрела на резной потолок с геральдическими изображениями, погруженная в безрадостные думы. Она плыла домой, в родную Эрафию, поклониться праху отца - короля Николая Грифоново Сердце. На похороны она, конечно, опоздала - путь от Энрота до Эрафии продолжался уже седьмую неделю - но надо было хотя бы увидеть его могилу. 
Отец… Как несправедливо, что он так рано и неожиданно ушел из жизни! Катерина с трудом сдерживала слезы, перед ее мысленным взором проходили картины детства, проведенного в королевском дворце Стедвика. Все самые светлые воспоминания были связаны с отцом, после ранней смерти матери ставшим для нее самым родным и близким человеком. Конечно, король и главнокомандующий армией самой большой державы континента не мог много времени уделять своей маленькой дочери, но в свободные минуты всегда был с ней. Сколько она себя помнила - столько же помнила его сильные руки, добрый голос и любящие глаза.
Совсем маленькой Катерина с восхищением разглядывала его нарядные одеяния, узорные доспехи и длинный, богато украшенный меч. Когда удавалось, она украдкой пробиралась на советы и учения, внимательно смотрела и слушала, впитывая в себя витавший вокруг дух суровой военной романтики, от которого кружилась голова и сладостно замирало сердце. Ей было трудно понять смысл происходящего, но незнакомые военные термины завораживали слух, звучали волнующе и притягательно. Потом, оставшись наедине с отцом, она спрашивала его о том непонятном, что услышала или увидела, и он никогда не отмахивался от ее вопросов, объясняя всё серьезно и обстоятельно. Иногда король и сам делился с дочерью планами будущих сражений, и ей было очень приятно, что он разговаривает с ней как со взрослой, как с равной. 
Отец был для Катерины идеалом во всём. Она с восхищением наблюдала, как на советах он внимательно выслушивал всех, кто с глубоким уважением, но без лести и подобострастия обращался к нему, кто горячо спорил с другими советниками. Потом он отдавал короткие и решительные распоряжения, и пререкания сразу умолкали - он был властелином, строгим и непреклонным. Таким же Катерина видела его на плацу - могучий боец, ловко орудующий тяжелым мечом, суровый командир, отдающий резкие команды. Ее душа переполнялась гордостью за отца и страстным желанием стать такой же. Она мечтала об одном - скорее вырасти и постичь военную науку, чтобы когда-нибудь тоже встать во главе армии.

Годы шли, Катерина постепенно осваивала науки, положенные девочкам её круга: грамматику, историю, риторику, музыку, а заодно и другие, необходимые для правящих династий - управление провинциями, политику, дипломатию. Она старательно овладевала этими премудростями, но учеба была для нее лишь скучной обязанностью. По-настоящему ее интересовал только один предмет - основы стратегии. Клещом вцепившись в учителя, престарелого маршала, начинавшего службу ещё под командой её прадеда, она вынудила его преподать вместо нескольких общих положений не только полный курс стратегии, вплоть до стратегий заморских рас и древних войн, интересовавших не всякого генерала, но и всю тактику, и военную историю от мифических времен. 
Свободное от учебы время Катерина проводила на плацу, тренируясь в фехтовании. Упражнения давались ей легко, приемы владения мечом будто не узнавались, а вспоминались. Впрочем, среди других учеников тоже хватало хороших фехтовальщиков - не зря искусство эрафийских меченосцев славилось по всему континенту. Но Катерину выделяли среди них качества предводителя. Она безошибочно умела выделить сильные и слабые стороны соучеников и прекрасно пользовалась этим, одолевая оппонента в поединке или командуя дружиной в групповых стычках. 
Ее сверстницы тем временем окунались в захватывающий мир балов, интриг, флирта и серьезных влюбленностей, бесконечно стараясь улучшить свою внешность нарядами, украшениями, пудрой и притираниями. Катерине же вся эта ерунда была совершенно безразлична. Беседуя с другими девушками, она откровенно скучала - то, что казалось им важным и увлекательным, ее совсем не волновало. У нее был лишь один интерес - военное дело! Серьезная и молчаливая, она оживлялась лишь тогда, когда обсуждала с отцом или учителями вопросы стратегии и тактики. Окружающие считали ее, мягко говоря, странной особой, но Катерина, всецело поглощенная постижением военного искусства, даже не замечала этого. 

Однако королю увлечения дочери нравились всё меньше и меньше. Он наконец начал понимать, что ее тяга к ратному делу выходит далеко за пределы обычного любопытства. И, когда она однажды сказала ему, что хочет служить в армии, он ответил решительным отказом.
Для Катерины это было первым серьезным разочарованием в жизни. Еще бы - ее мечты о военной карьере рушились самым жестоким образом! Три дня она безвылазно просидела в своей комнате, насупившись, но не плача - Катерина вообще почти никогда не плакала. О том, чтобы спорить с отцом, не могло быть и речи - его слово всегда было законом для юной принцессы. Но натура всё-таки брала свое. Тайком от отца Катерина уединялась в библиотеке и, сгорая от неутоленной жажды борьбы, жадно проглатывала толстые книги по стратегии. За этим занятием ее однажды и застукал отец. Увлеченная чтением, она не сразу заметила, что он стоит за спиной, глядя с укором. А заметив, резко обернулась к нему, вся сжавшись в предчувствии выволочки. Однако отец не стал устраивать ей нагоняй, а лишь с сожалением произнес:
- Если уж ты так интересуешься стратегией - читай хотя бы толковые книги, а не эти военные истории! Возьми, например, вон тот учебник - в нем всё довольно ясно изложено.
Он снял с полки пухлый том и подал ей.

С тех пор отец не препятствовал занятиям Катерины: он понял, что уже не может повлиять на интересы дочери. Больше не скрываясь от него, она увлеченно упражнялась в искусстве владения мечом, наблюдала за ходом учений и штудировала книги по военному делу. Втайне король даже гордился дочерью, и ему доставляло истинное наслаждение обсуждать с ней вопросы стратегии и тактики - такое глубокое понимание всех нюансов доводилось встречать у редкого генерала. И всё же он не мог смириться с тем, что своим поведением Катерина нарушает установленные порядки. Закон и порядок были для Николая превыше всего - в этом он видел основу благополучия государства. Именно стремление к порядку не позволило ему жениться второй раз или искать развлечений на стороне после трагической гибели супруги - король, воплощение законности, должен был являть образец строгости к себе в первую очередь. А тут - дочь, которая ведет себя совсем не так, как положено принцессе, проводя время в воинских утехах вместо балов и прогулок… Нет, он не мог терпеть этого. Постепенно у него созрел план: выдать Катерину замуж, чтобы, став женой и матерью, она выкинула военную блажь из головы. Вскоре нашелся и подходящий претендент - Роланд Айронфист, недавно отвоевавший корону Энрота у своего брата Арчибальда. Николай не имел сына-наследника и, высылая сватов к Роланду, надеялся, что со временем сыновья Катерины займут оба престола - энротский и эрафийский, объединив два братских народа в единую могучую силу, которая наконец обеспечит своей мощью мирную жизнь подданных.
Катерина восприняла идею отца безо всякого энтузиазма. Надо сказать, что претендентов на ее руку и сердце хватало и раньше. Не отличаясь особой красотой, внешне она была всё же довольно привлекательна: строгие правильные черты лица, высокий открытый лоб, широко расставленные, чуть раскосые зеленые глаза, гладкая, чистая и упругая кожа, волна густых светло-каштановых волос. Правда, лицо ее всегда казалось печальным и суровым, даже тогда, когда она находилась в прекрасном расположении духа - то ли из-за бледности и серьезности, то ли из-за каких-то других особенностей. Разумеется, многочисленных женихов привлекала не только внешность Катерины, но и ее титул вкупе с надеждой занять трон. Впрочем, при более близком знакомстве многих отпугивал ее строгий характер и странная для женщины увлеченность военным искусством. Тех же, кто продолжал упорствовать, Катерина отшивала по всем правилам стратегии и дипломатии: ее совершенно не привлекала возможность замужества, да и вообще, мужчины интересовали ее лишь в качестве партнеров по военным упражнениям. Но сейчас она была связана двойным долгом дочери и подданной. И хотя ее нисколько не прельщала перспектива покинуть родину ради чужеземного королевства, она согласилась на приезд жениха, не сомневаясь, что сумеет найти причины для отказа.

В разгар лета в Стедвике появился Роланд - грубоватый и решительный молодой человек, во всём облике которого чувствовался сильный характер. Он чем-то напоминал Катерине отца, и общаться с ним ей было приятно и интересно. Долгими вечерами они гуляли по дворцовому саду и Роланд рассказывал ей о сражениях со своим братом за энротский престол. Эти рассказы производили сильное впечатление на большинство молодых девиц, с которыми ему приходилось встречаться. Катерина тоже выслушивала их с интересом, но по вопросам, которые она задавала, Роланд понял: эта принцесса заметно отличается от прочих его потенциальных невест. Если другие девушки, с открытым ртом слушая истории о подвигах Роланда, восхищались его доблестью, то Катерину интересовали подробности сражений, применявшиеся в них тактические планы. Она подробно расспрашивала о численности и расположении войск, предлагала свои варианты действий… Королю стало очевидно, что на этот раз он имеет дело не с обычной пустоголовой красавицей, каких на своем веку повидал уже много. Он увидел в Катерине родственную душу. Ей тоже нравился Роланд, нравилось его серьезное и уважительное отношение к ней. Впервые в жизни она встретила мужчину своих лет, с которым могла на равных разговаривать о делах и битвах, который не делал при этом скидок на ее молодость и неопытность и понимал ее с полуслова. Катерина чувствовала, что лучшего мужа ей не найти, и всё больше склонялась к тому, чтобы принять его предложение. Лишь один момент удерживал ее от этого: она не представляла себе, как сможет жить, покинув родную Эрафию. Но, поддавшись на уговоры отца, убеждавшего ее в большой государственной важности предстоящей свадьбы, принцесса всё же дала согласие стать женой Роланда.
В первый день августа они обвенчались, и вот настал день, когда Катерина с мужем должна была отбыть на его родину. «Ты уезжаешь в Энрот, - сказал ей на прощание отец. - Но, как бы ни сложилась твоя жизнь, запомни: главным для тебя всегда должна быть Эрафия и справедливость». И только тогда, когда Катерина уже стояла на палубе корабля, глядя на уменьшающуюся фигурку отца на фоне толпы придворных, она впервые в полной мере осознала, как тяжело ей будет вдали от дома.

В Энроте её приняли радушно - народ был покорен её добросердечием и простотой в общении, а вельможи оказались очень довольны упрочившимся союзом с Эрафией. Но ни новые друзья, ни многочисленные обязанности и хлопоты, ни любовь мужа не могли избавить ее от незнакомого доселе чувства пустоты и тягучей тоски, щемящей сердце. В Энроте всё было чужим и непривычным: порядки, обычаи, даже природа. Свободная Гавань - энротская столица, где теперь жила Катерина, - казалась ей безобразным нагромождением старых и новых зданий. Ей было тесно и душно здесь, и она всё время уносилась мыслью в свой Стедвик с его многочисленными садами и фонтанами, с широкими улицами и величественными зданиями центральной части, где селилась знать, с нарядными, увитыми плющом разноцветными домиками простого люда в окраинных районах, со сверкающими золотыми куполами большого и славного монастыря, привлекавшего паломников со всей Эрафии… Разве можно было сравнить с ним Свободную Гавань, грязный и шумный город, из-за обилия приплывающих сюда по морю иностранных торговцев похожий на огромный суетливый базар? А дворец, в котором жила Катерина? В Стедвике это было изящное здание классической архитектуры, нарядные бело-голубые стены и позолоченные колонны которого особенно красиво смотрелись на фоне окружающей зелени. А королевский дворец в энротской столице был аляповатым сооружением, построенным с претензией на роскошь, но явно перегруженным архитектурными излишествами…
Впрочем, дело было, конечно, не в архитектуре дворцов и не в красоте городов. Просто, видимо, слишком многое связывало Катерину с родной страной, с её народом, с отцом. В Энроте она чувствовала себя посторонней и лишней, не радуясь ни титулу королевы, ни ласкам мужа. Роланд искренне недоумевал, как это его жене может не нравиться Энрот. Он надеялся, что со временем она привыкнет и освоится, но ее тоска не проходила, а лишь усиливалась. При всей любви к ней, муж совершенно не понимал, что творилось в ее душе. А она всё чаще и чаще выходила на берег и подолгу стояла там, печально глядя в бескрайний простор моря, за которым находилась далекая родина. И всё чаще думала она о том, что переезд в Энрот был роковой ошибкой. Даже рождение сына, которого она назвала в честь отца Николаем, мало что изменило. Ребенок поглощал всё ее свободное время, но и он не мог отвлечь ее от посторонних мыслей.

А потом, в так называемую Ночь Падающих Звезд, в Энрот неожиданно пришло несчастье. Прилетевшая невесть откуда комета принесла ужасных, никогда прежде не виданных злобных тварей - криганских демонов. По свидетельствам посещавших Энрот заморских купцов, та же беда обрушилась на Антагарих - а именно на Эофол, благодатную землю миролюбивых полуросликов, превратившуюся теперь в сущий ад, в источник угрозы для соседних королевств. Катерина искренне жалела полуросликов, с которыми не раз встречалась и любила их за жизнерадостность и добродушие, но она горячо благодарила судьбу, что удар, к счастью, пришелся не на Эрафию. 
Возможно, Роланд оставил бы пришельцев в покое, предоставив им обретаться в пустынных местах на границах страны, куда тех занесла судьба, но демоны считали иначе - они всё чаще и наглее проникали в Энрот, сея смерть и разрушение. Этого терпеть было нельзя, и, поручив Катерине заниматься всеми государственными делами, король отправился с отборной дружиной изгнать демонов и уничтожить их в собственном логове. Они ускакали, и никаких вестей не доносилось из отдаленных пустошей.

Впрочем, Катерине не пришлось долго мучиться неизвестностью, ещё одна черная весть пришла из-за моря - умер отец. Это было так неожиданно и невероятно, что она не сразу поняла строки письма, и не почувствовала горя - только ощущение нереальности, невозможности происходящего и какое-то тупое недоумение: как могло случиться, что отец, еще молодой и никогда серьезно не болевший, умер столь внезапно? Лишь вечером, войдя в комнату сына и увидев портрет Николая Грифоново Сердце, всегда висевший в изголовье ложа внука, в обрамлении черной траурной ленты, Катерина со всей ясностью осознала, что никогда больше не увидит отца, и безмолвное горе взмыло из онемевшего сердца к горлу и прорвалось облегчительными слезами. К счастью, маленький Николай не видел этих слёз, он пришёл позже, притихший и не понимающий, как себя вести - у него ещё никто не умирал, да и деда он знал лишь по урокам, отзывам отца и рассказам матери. 

Катерина не медлила ни дня - утвердив предложенного королевским Советом Уилбера Хамфри регентом до возвращения Роланда, она занялась приготовлениями к отъезду. Чем дольше Катерина думала, тем больше укреплялись в ней подозрения, что смерть короля была насильственной. Она перебирала в памяти эрафийскую знать, пытаясь вычислить возможных врагов отца - и не находила никого, кому могла быть выгодна его смерть. Тем не менее, подозрения не покидали ее. А убийство короля означает как минимум заговор, а то и переворот. Поэтому, отправляясь на родину, она взяла с собой не обычный эскорт, а несколько сотен энротских воинов.
После недавней стычки с пиратами Регнана подозрения Катерины еще усилились. «В Эрафии что-то неладно» - говорили освобожденные рабы пиратов. Что именно? Этого они не знали. Но эти слова посеяли смятение в сердце Катерины, и с каждой минутой ей становилось всё больше не по себе. Скорей бы, что ли, закончилось это мучительно долгое плавание! Чем терзаться неизвестностью - лучше уж побыстрее оказаться на месте и встретиться лицом к лицу с действительностью, какой бы тяжкой она ни была. В конце концов, у нее, законной наследницы престола, есть все шансы на подавление мятежа. И тут, будто в ответ на её мысли, прозвучал рог впередсмотрящего.

Катерина вышла через торопливо распахнутые двери на палубу и под крики «Земля!» решительно поднялась на мостик. Капитан, пристально смотревший на берег в подзорную трубу, обернулся на звук шагов, и его хмурый озабоченный взгляд не на шутку встревожил королеву. Она с нетерпением схватила трубу, почти вырвав ее из рук капитана, приложила к глазам - и увидела вдали, на берегу, клубы дыма над руинами какого-то города. Она глядела на эту картину в ужасе и оцепенении, а берег всё приближался, и постепенно стали различимы многочисленные мертвые тела, лежащие у разрушенных стен.
Что-то действительно было неладно. И, похоже, дела обстояли гораздо хуже, чем можно было предполагать.
- Что это за город? - голос королевы предательски дрогнул.
- Клаудфайр, Ваше Величество, - бесстрастно ответил капитан.
Катерина стиснула зубы в бессильной ярости. Клаудфайр… она знала этот город, созданный в приграничных землях Эрафии бракадскими выходцами. Она была здесь очень давно, ещё ребенком, и смутно вспомнила чувство восторженного удивления от непривычных зданий, устремленных ввысь бессчетными шпилями, от удивительных механизмов и магических чудес, которые маги щедро показывали маленькой принцессе. Это была сильная крепость… как же могла она пасть?

Шлюпки мягко ткнулись в берег, и Катерина, опережая латников, соскочила, увязая в песке. Берег был усеян телами павших. В город вошли через широкий пролом в стене. Едкий дым поднимался над черными обугленными руинами, и его запах смешивался со смрадом разлагающихся трупов, в огромном количестве лежащих у стен бывшего города. Судя по степени разрушений и по числу убитых, город сопротивлялся до последнего.
В тяжелом молчании ходила Катерина по полю боя, рассматривая изрубленные тела и пытаясь восстановить картину сражения. Нападали жители подземелий - вот под стенами лежат целые груды тел троглодитов - неуклюжих слепых существ с массивными головами, короткими конечностями и чешуйчатой кожей… Они издревле селились в подземных полостях, не интересовавших другие расы, но почти не выходили на солнечный свет и никогда не представляли военной угрозы… Неужели они так усилились? Да, вот лежат останки когтистых и клювастых гарпий, скользких медуз со змееподобными телами и волосами, даже могучие быкоголовые минотавры… Судя по следам приготовлений, маги знали о готовящемся нападении, но отразить его не смогли… Странно, какой же силы отряд атаковал, если они взяли хорошо укрепленный и подготовленный к осаде город? Это не обычный разбойничий набег… Предупреждение, однако, последовало незадолго до нападения, потому что маги не успели как следует вооружить и обучить войска - все павшие защитники были простыми ополченцами, сильно уступающими обученным ветеранам по боевым качествам. Если у стен преобладали тела врагов, то внутри ворвавшиеся захватчики гораздо легче одолевали необученных защитников… И всё же маги успели даже нанять гиганта - вот его огромное туловище загромоздило площадь! Значит, время на подготовку у них было. Почему же они не отбились? Почему не попросили помощи? Или помощь не пришла? И как враги одолели гиганта? Ах, да - здесь следы пламени и чудовищных когтей… но ведь это значит, что здесь был дракон! И не простой красный, а черный дракон - вот несколько чешуй, выбитых мечом гиганта! Ну ладно, минотавры, но откуда в здешних подземельях черный дракон? Господи, неужели из Нихона?
Да, сомневаться почти не приходилось - увиденное было результатом нападения Нихона, подземные владыки которого давно уже имели зуб на Эрафию. Название этого могущественного королевства у многих вызывало боязливое уважение. Обитавшие там подземные твари были отличными воинами, их командирам не было равных в знании черной магии, в том числе и мощных убийственных заклинаний, что давало им огромное преимущество в сражениях. А стаи черных драконов, составлявших главную силу их войска, способны были смести всё на своем пути. И горе было тем, на чьи земли они вторгались. Но ведь Нихон находится к востоку от континента, через пролив, а этот город - на юго-западе, почти у бракадской границы… Катерине стало дурно, когда она представила, что нихонцы уже могли захватить все земли к востоку отсюда, то есть чуть ли не половину территории Эрафии…
Да, кажется, дело совсем скверно. С такими врагами легко не совладаешь - даже великие воины Энрота, крестоносцы, одолевали черных драконов с устрашающими потерями. Эх, будь они с Катериной… но их нет, придется слать гонцов в столицу и быстро собирать войско… если ещё удастся его собрать, гулко стукнуло сердце в груди. Пусть маги понадеялись, что устоят против набега, и не послали призыв о помощи, но уж весть о поражении должна была докатиться до ближайших городов! Этим развалинам не менее трех дней, но никто не позаботился о павших… Или заботиться о них уже некому? Что же тут происходит?
Тут взгляд Катерины наткнулся на втоптанное в грязь бело-синее полотнище с вышитым на нем золотым грифоном. Это было знамя ее королевства, под которым когда-то было одержано столько славных побед. Не помня себя от гнева и скорби, Катерина опустилась на колени, прижав к дрожащим губам валявшийся на земле флаг. В этот момент она не столько поняла умом, сколько почувствовала сердцем, что дела плохи, по-настоящему плохи…
- Господи, что же это такое?! - вырвалось у нее. - Никто никогда не смел оскорблять это знамя!
- Да… Приплыли… - пробормотал оказавшийся рядом Кристиан.
Этот молодой энротский рыцарь был подобран Катериной на океанских островах после замысловатых приключений и лихих подвигов и назначен капитаном латников. По пути сюда он предвкушал отдых в благодатных землях Эрафии, о которых был немало наслышан. Но, судя по всему, отдых ему теперь не светил.
Катерина повернула к нему побледневшее лицо.
- Нет, нет… Не дождутся они… Эрафия не может погибнуть…
- Почему же не может? - мрачно заметил Кристиан. - Запросто.
И тут королеву, что называется, понесло.
Никто никогда не слышал от нее такой отборной площадной ругани. Да и сама она, всегда считавшая себя воспитанным человеком, не употребляла таких подзаборных выражений даже мысленно. Энротский командир стоял с покрасневшим лицом, вжав голову в плечи, а Катерина обрушивала на него всё новые потоки бранных слов, рожденных болью и отчаянием. Она распалялась всё сильнее и не могла остановиться…

Катерина разослала разведывательные отряды вдоль побережья, чтобы определить путь врагов - откуда они пришли и куда ушли после победы. Они ни разу не наткнулись на врагов, но и местных жителей, от которых можно было бы узнать подробности происходящего, тоже не встретили. На их пути стояли лишь пустые деревни, покинутые крестьянами. Во многих виднелись следы разорения. Масштаб разрухи не оставлял сомнений - это не одиночный отряд налетчиков, а серьезное вторжение.

Наконец разведчикам удалось найти небольшой населенный городок у самой границы с Бракадой, и Катерина немедленно высадилась там с отрядом Кристиана. Когда королева и ее рыцари въехали в город, их окружила взволнованная толпа местных жителей.
- Это свои! - раздавались отовсюду крики. - Они пришли защитить нас!
- Что здесь происходит? - спросила Катерина, стараясь держаться спокойно и уверенно.
- Здесь-то пока ничего, - сказал кто-то из горожан. - А вот округу эти гады разграбили и разрушили.
- Я уже видела. Я так понимаю, в Эрафию вторгся Нихон?
- А вы что, не знали?
- Не знала. А давно идет эта война?
- Говорят, она началась почти сразу после смерти короля, но до нашего города враги дошли не так давно, меньше месяца назад. Город взяли, но задерживаться не стали, назначили своего градоначальника, обложили данью и ушли, но по всем окрестностям их отрядов полно.
- И какие земли они уже успели захватить?
- Не могу сказать. И в ратушу можете не ходить, их ставленник наверняка уже сбежал, завидев ваше войско. Зайдите лучше в таверну, ее хозяин может знать больше. Ему же чаще приходится общаться со всякими приезжими, чем нам.
- А где таверна? 
- Вон там, за углом. Вы ее легко найдете, единственное двухэтажное здание на улице.
Проехав до конца тихой узенькой улочки, Катерина действительно без труда нашла нарядное здание таверны, сразу бросавшееся в глаза на фоне окружающей скромной и однообразной застройки. Внутри ее встретил невысокий мужчина с рыжей кудрявой бородой. Выйдя из-за стойки, он любезно поклонился.
- Здравствуйте, госпожа. Мы очень благодарны вам за спасение нашего города от нихонцев. Могу ли я узнать ваше имя?
То, что трактирщик был в курсе происходящего, Катерину не удивило. Она уже привыкла, что во всех краях и странах новости стекаются в таверны быстрее, чем может доскакать самый быстрый всадник.
- Я - Катерина Айронфист, дочь короля Грифоново Сердце. Я только что прибыла из Энрота, и мне нужно знать, что здесь происходит.
- О, великая честь для моей скромной таверны, Ваше Величество! И большая удача для нашего города. Мы никак не ожидали вас увидеть, да ещё так скоро. Война здесь…
- Это я уже поняла. Меня интересуют подробности.
- Наш Кариатид пока, слава богу, враги не трогают. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, - добавил хозяин таверны, постучав по деревянной столешнице. - Но по всей округе они свирепствуют. Грабят крестьян, поджигают их хижины. Говорят, что все остальные города в этой области захвачены ими, и, похоже, не только в этой. В моей таверне часто бывают беженцы и из очень далеких мест. Они идут через наш город на запад, спасаясь от вражеских драконов и демонов…
Тут Катерина задумалась. С драконами всё было ясно, но при чем тут демоны - обитатели Эофола?
- Значит, Эофол тоже вторгся на наши земли?
- Не знаю. Может быть, эти люди что-то с перепуга напутали, и это были не демоны. Я лично их не видел, хотя говорят, что школу копейщиков к северу от города блокировали явно дьявольские отродья - подземных жителей мы знаем, среди них таких никогда не было. Вообще, похоже, дела плохи. Без короля никто не может толком организовать оборону. А впрочем, народ сопротивляется. Мне говорили, что в наших краях действует партизанский отряд. Какой-то предводитель собрал местных жителей, обучил их стрелять из лука, и они уже истребили довольно много нихонцев. Так что у врагов здесь спокойной жизни не предвидится…
Дверь отворилась, и в таверну неспешно вошла худенькая женщина в монашеском платье. Впрочем, на смиренную божью служительницу она не очень походила. Лицо её светилось добротой и спокойной мудростью, но вместе с тем в ней ощущалась твердость, уверенность и несомненная сила духа - не страстная и порывистая, как у Катерины, а глубинная и сдержанная. Выглядела она не старше Катерины - ей было, наверное, лет тридцать с небольшим.
- Рад видеть тебя, Адель, - поприветствовал ее бармен. - А у нас тут королевская дочь.
Адель присела рядом с Катериной.
- Так вы и есть дочь покойного короля? Весь город говорит о вашем прибытии.
- Да, я Катерина, дочь Николая Грифоново Сердце. Я ехала проститься с ним - а попала на войну…
- Мне очень жаль. А что вы теперь намерены делать?
- Я взяла с собой энротских рыцарей, но этого будет явно недостаточно. Надо собрать ополчение из местных жителей.
- А я могу присоединиться к вам?
Катерина внимательно посмотрела на собеседницу. Конечно, любая помощь будет сейчас очень кстати. Но понимает ли эта хрупкая на вид, тихая и скромная девушка, на что она идет? Догадывается ли, какие трудности и опасности ждут ее?
- У вас уже есть опыт участия в боях? - спросила Катерина.
Адель печально покачала головой.
- Почти нет. Я жила в монастыре недалеко отсюда. Когда криганские демоны разорили монастырь, они перебили там всех монахинь. Спастись удалось, кажется, только мне. Я собрала маленький отряд из крестьян, и мы пробились к лесу. С тех пор мы пробирались глухими местами, обходя отряды захватчиков, и на прошлой неделе прибыли сюда. 
- Значит, эофольские демоны тоже участвуют в этой войне? Я надеялась, что это только слухи…
- Нет, к сожалению, это правда. Мы видели подземных жителей и дьявольских отродий вместе. Эофол явно союзник Нихона.
- Ну что же, теперь у вас будет возможность поквитаться с ними. Я приму вас в свою армию. 
- Спасибо большое! Поймите меня правильно - мне совсем не нравится проливать чужую кровь. До этой войны я бы никогда не подумала, что буду вынуждена мстить кому-то. Но сейчас, когда темные силы попирают идеалы добра - разве можно оставаться в стороне?
- Нет, конечно. Сейчас мы все, как один, должны подняться на борьбу. Хотим мы крови или нет - враги не оставили нам выбора.
- Да… Я надеюсь, что буду полезна вам. В монастыре меня немного научили магии. Вот, например, какое заклинание я знаю.
Адель начала сосредоточенно делать плавные пассы руками, что-то тихо нашептывая. Неожиданно Катерина почувствовала прилив необычайной бодрости. Ей захотелось скорее броситься в бой, и она нисколько не сомневалась, что запросто разделается с любыми врагами, какими бы сильными они ни были. Судя по выражению лица бармена, он чувствовал то же самое. Увидев эффект своего заклинания, Адель довольно улыбнулась.
- Убедились? Я еще знаю некоторые боевые заклинания - могу, например, вызвать на врага молнию или огненный шар…
- Только не показывай это здесь! - воскликнул бармен. - Ты же мне всю таверну спалишь.
- Нет-нет, конечно, не буду, - с мягкой улыбкой успокоила его Адель. 
- Да, - сказала Катерина, - ваши навыки, несомненно, пригодятся нам.
- Знаете, - смущенно добавила девушка, - мне говорили, что из меня вышел бы хороший командир. Да я и сама почувствовала, что могу вести за собой людей.
- Раз вы собрали отряд и привели его сюда без потерь - значит, действительно можете. Осталось доказать, что и в атаке у вас всё получится. А пока вашей задачей будет привлечь под наши знамена как можно больше жителей этого города и близлежащих селений. Если у вас и в самом деле есть лидерские качества - они помогут вам в этом.

Весь вечер Катерина провела в глубоком раздумье. Перед глазами у нее вновь и вновь вставали воодушевленные лица местных жителей, смотревших на нее с радостью и надеждой… Но оправдает ли она их ожидания? А что делать - ведь, кроме нее, единственной наследницы престола, вряд ли кто-то сейчас сможет повести народ за собой. Она с детства хотела командовать армией - вот, кажется, и настала пора проявить свои стратегические способности. Но будет ли достаточно одних природных способностей, если все ее познания в военном деле ограничиваются лишь теоретическими сведениями из учебников? Зачем только, послушав отца, она в свое время не пошла в армию? Полученный там опыт очень пригодился бы сейчас. И зачем она согласилась выйти замуж за Роланда и уехать в Энрот? Не зря ей так не хотелось покидать родину… Останься она тогда с отцом - и всё могло сложиться иначе. Сменив его на престоле, она не допустила бы вторжения врагов или, по крайней мере, остановила бы его в самом начале. А теперь что? Воспользовавшись безвластием, нихонцы лишили страну единой армии и половины территории, напав врасплох. И никто не знает, чем всё это кончится и возможно ли вообще одолеть столь сильного противника. Но Катерина была уверена в одном: даже если ей и не суждено править отцовским королевством, она всё равно будет нести свой крест до конца со всем мужеством, на которое только способна. И что бы ни ждало ее впереди - пока она жива, и доколе в Эрафии не умерло понятие долга и чести - не будет у врагов спокойной жизни! Она горячо поклялась себе в этом.

Глава 2. Начало освобождения.

Адель принялась за выполнение задания с завидным рвением. Катерине не пришлось жалеть о том, что она приняла ее в свою армию. Эта монахиня обладала несомненным дипломатическим талантом и была прирожденным лидером. Спокойная, мягкая и неизменно доброжелательная, она при необходимости была способна и на пламенные речи, всегда находя нужные слова, чтобы привлечь людей на свою сторону. Выступая перед населением Кариатида и разъезжая по окрестным деревням, она призывала к борьбе за освобождение родной земли. Глубокое знание человеческой натуры и ораторское искусство позволили ей вдохновить на борьбу многих местных жителей. А Катерина и Кристиан тем временем занимались формированием отрядов из добровольцев, назначая им командиров из испытанных воинов. Вновь назначенные офицеры обучали их простейшим боевым приемам.

Как-то под вечер в здание, где находился штаб Катерины, зашел крепко сложенный мужчина с простыми и грубоватыми чертами лица, назвавшийся Оррином. 
- Я командир партизанского отряда, - сказал он. - Мы уже месяц изводим тут этих тварей.
- Так, значит, вы и есть те самые партизаны, о которых здесь столько говорят?
Мужчина удивленно вскинул вверх брови.
- Ого! О нас уже говорят? А что говорят-то?
- Да тут такие легенды ходят о ваших подвигах…
- Ну, подвиги - это слишком громко сказано, - хмыкнул Оррин. - Просто бьем их, как можем. А теперь вот узнали про вас и хотим присоединиться к вашей армии. Возьмете?
- Разумеется. Я с радостью вас приму. Сколько у вас воинов?
- Полсотни лучников… немного, конечно…
- Что ж, партизанские отряды большими не бывают. Теперь же вы станете частью армии. Хотя пока для нашего войска это лишь громкое название, но врагам от этого легче не будет, - недобро блеснули глаза королевы. - А потом, как только распространится весть о нашей войне, добровольцы появятся! Да и рекрутов наберем.
- Отлично! Сколько ж можно терпеть здесь этих гадов? Их давно пора гнать отсюда в их поганый Нихон!
Катерина согласно кивнула головой, но про себя вздохнула. Она понимала: изгнать гадов в Нихон будет гораздо труднее, чем это представляется Оррину.

Наутро, собрав у себя Кристиана, Оррина и Адель, Катерина спросила их:
- Сколько у нас людей? 
Кристиан сообщил ей численность добровольцев, набранных в Кариатиде и его окрестностях. 
- И у меня еще примерно пятьдесят лучников, - добавил Оррин.
- Плюс еще те рыцари, которые прибыли со мной из Энрота. Но даже вместе с ними получается слишком мало, - озабоченно произнесла Катерина. - Впрочем, для начала боевых действий хватит, а дальше будем надеяться на пополнение. И придется еще обратиться к союзникам. Я думаю, мы можем рассчитывать на помощь Бракады и АвЛи.
- Знаете, я боюсь, что на АвЛи мы не можем рассчитывать, - возразила Адель.
- Почему же? Между нами есть спорные территории, и это осложняет наши отношения. Но я уверена, что сейчас, когда речь идет о противостоянии Нихону и Эофолу, эльфы нас поддержат.
- Да нет, проблема не в спорных территориях. Я слышала, что АвЛи была разгромлена Эофолом - еще до этого вторжения. 
- Откуда эта информация? Ей можно доверять?
- Не знаю. Так говорят местные жители.
- Во всяком случае, проверить это пока не удастся - до АвЛи далеко и между нами враги. А в Бракаду придется ехать мне: с магами могут быть проблемы. Они стараются не ввязываться в войны, и, я боюсь, их правителя придется долго уговаривать оказать нам помощь. Кроме меня никто с этим не справится. Кристиан, на время моего отсутствия вы остаетесь здесь за главного. Вам ясны ваши задачи?
- Более или менее ясны… Мы должны продолжать собирать ополчение?
- Да. И попытайтесь всё-таки выяснить, откуда пришли враги и насколько глубоко они проникли на нашу территорию. Насколько я помню, в этом районе, помимо Клаудфайра, должны быть еще три больших города. Подозреваю, что все они захвачены противником. 
- Да уж наверное… - хмуро пробурчал Кристиан.
- Вам надо это проверить. 
- И если это так - то освободить их! - воскликнул Оррин. - Я правильно понял?
- Ну, на это у нас сейчас вряд ли хватит сил, - возразила Катерина. - Вы слишком нетерпеливы, Оррин. Я вас умоляю: не рискуйте. Не ввязывайтесь ни в какие сражения, если не будете уверены в своем превосходстве. Вас, Кристиан и Адель, это тоже касается. Иначе всё наше дело будет погублено. Вы поняли меня?
- Конечно, - ответила Адель. - Нас слишком мало, и потери нести нельзя. 
- И еще один момент, - продолжила Катерина. - Теперь, когда Кариатид стал нашей базой, он неизбежно привлечет внимание врагов. Они узнают о нашем прибытии не сегодня, так завтра, и тоже начнут собирать армию. Так что позаботьтесь о строительстве здесь укреплений и подготовьтесь к обороне.

Добравшись до бракадской столицы, Катерина быстро получила аудиенцию Великого Визиря Гэйвина Магнуса.
- Приветствую Вас, Ваше Величество. - Вежливо наклонил голову правитель Бракады, флегматичный высоколобый мужчина неопределенного возраста. - Что привело энротскую королеву, в наши края?
- Я полагаю, вы знаете, что сейчас происходит в Эрафии?
Лицо Магнуса помрачнело.
- А, так вы здесь из-за событий в Эрафии? Ну да, конечно, вы же приходитесь дочерью покойному Николаю Грифоново Сердце. Примите мои соболезнования в связи с его кончиной и с этой ужасной войной. Конечно же, я в курсе событий. Я слежу за развитием ситуации и очень огорчен и обеспокоен происходящим в вашей стране. Это всегда печально, когда силы тьмы одерживают верх над силами добра и света.
Глухое раздражение начало нарастать в душе Катерины. Чем выражать сочувствие и пускаться в философские рассуждения - лучше бы предложил помощь!
- Ваше Величество, я вынуждена обратиться к вам за поддержкой. Я пытаюсь организовать сопротивление захватчикам, но у нас слишком мало сил, одни мы не справимся. Нам требуется помощь ваших войск.
Гэйвин нахмурился:
- Видите ли, уважаемая… Боюсь, что это не имеет смысла.
- Почему?!
- Понимаете, в чем дело… По прогнозам наших магов, перспективы Эрафии в этой войне выглядят… э-э… не слишком благоприятными. И наша помощь ничего не изменит.
- Вы хотите сказать, что положение безнадежно, да?
- Ну… Я этого не говорил…
И тут Катерина поняла причину нежелания Магнуса поддержать ее. Считая ее дело обреченным, бракадский правитель не хотел портить отношения с таким сильным и опасным противником, как Нихон. Гнев охватил Катерину, ей захотелось высказать всё, что она думает о нем и о его откровенно трусливой позиции. С трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться, она произнесла как можно спокойнее и мягче:
- Я понимаю, что вы не хотите связываться с Нихоном. Но имейте в виду: ваша осторожность может дорого обойтись не только Эрафии, но и Бракаде. Нихонцы уже у ваших границ, я только что оттуда. Вы уверены, что, получив в свое распоряжение все ресурсы Эрафии после нашего поражения, они оставят вас в покое? Если учесть давнюю принципиальную вражду между вашими магами и нихонскими чернокнижниками, весьма вероятно, что они наметили ваше королевство в качестве следующего объекта для нападения. А ваш нейтралитет они могут счесть проявлением слабости, поскольку сами ценят лишь силу и всегда готовы покорить слабейшего.
Гэйвин Магнус задумчиво посмотрел на Катерину.
- Вы так считаете?
- Я уверена в этом. 
В тронном покое воцарилось молчание. Лицо правителя Бракады оставалось бесстрастным, но Катерина чувствовала, что он мысленно возвращается в прошлое, сопоставляет известное, оценивает вероятности… Ей самой логика рассуждений казалась безупречной, но как рассуждает маг и владыка с колоссальным опытом правления? Ведь даже старейшины Эрафии не помнили времен без его соседства.
После долгого размышления Магнус сказал:
- А ведь вы, пожалуй, правы… Ну ладно, убедили. Мы поможем вам, но только не сразу, не сейчас. Нам нужно время, чтобы собрать войско. Будем надеяться, что к этому времени вас еще не разгромят.
Поблагодарив правителя и мысленно поздравив себя с успехом, Катерина встала и направилась к выходу, но вдруг остановилась и нерешительно спросила:
- Ваше Величество, а можно мне поговорить с теми провидцами, с которыми вы обсуждали наши перспективы в этой войне?
- Пожалуйста. Сейчас вас проводят к нашему верховному магу.
Магнус стукнул палочкой по висящему перед ним кристаллу. По помещению поплыл высокий звон, и прямо из воздуха материализовалась фигура высокого джинна с синим лицом и тюрбаном на макушке. Поклонившись до земли, джинн обратился к правителю:
- Что вам угодно, господин?
- Солмир, отведи нашу гостью в лабораторию верховного мага.
- Слушаюсь и повинуюсь, мой повелитель, - джинн повернулся к Катерине. - Идите за мной, госпожа.

Следуя за джинном, Катерина вступила на винтовую лестницу, ведущую на вершину самой высокой башни дворца. Легкий и быстрый Солмир без всяких усилий преодолевал крутые ступени, и Катерина, при всей своей молодости и хорошей физической форме, едва поспевала за ним. Джинну постоянно приходилось останавливаться и ждать ее. Наконец лестница привела их на самый верх, к тяжелой железной двери. Спутник Катерины постучал, толкнул дверь, которая со скрипом отворилась, поклонился и растаял в воздухе.
- Заходите, - послышался надтреснутый старческий голос из-за двери.
Катерина вошла в небольшую плохо освещенную комнатку и увидела в глубине ее сидящего за столом сгорбленного старца с рассыпанными по плечам белоснежными волосами и пышной бородой, свисающей почти до колен. Всё лицо его было в морщинах, кожа рук казалась пергаментной, глаза выцвели, но взгляд их был живым и ясным.
- Приветствую вас, мудрейший - сказала Катерина. 
- Добрый день, королева. Я предчувствовал, что вы придете. Как я понимаю, вы хотите знать, что ожидает вас в войне с Нихоном?
Катерина молча кивнула.
- Боюсь, мне нечем утешить вас, - с сожалением произнес престарелый чародей. - Эрафию ждет страшное будущее. Впрочем, позвольте мне посмотреть еще раз.
Старик взял со стола тяжелый стеклянный шар на позеленевшей от времени бронзовой подставке, поднес его к глазам и долго смотрел куда-то вглубь. Поставив шар на место, он вздохнул.
- Нет, опять то же самое. Ничего хорошего я не вижу.
- Простите, - робко проговорила Катерина. - А можно мне тоже посмотреть?
Маг повернулся к ней, и некоторое время пристально смотрел ей в лицо оценивающим взглядом.
- Что ж, у вас твердое и мужественное сердце. Я думаю, увиденное не поколеблет вашего духа. Смотрите.
Он протянул Катерине шар, и она принялась внимательно вглядываться в прозрачное, с синеватым отливом стекло. Сначала ничего особенного видно не было, затем поверхность шара заволокло какой-то дымкой, а когда он вновь прояснился, появилось изображение - сперва размытое, потом всё более четкое. Катерина увидела, как большая стая черных драконов кружит над полуразрушенным эрафийским селением, изрыгая пламя на крыши крестьянских хижин. Многие дома уже горели, из них в ужасе выбегали полураздетые женщины и дети. Они метались по деревне, пытаясь спастись от драконов, но крылатые чудища настигали этих несчастных крестьян, вцеплялись в них когтями, поднимали в воздух и бросали с высоты на землю… 
Картинка в шаре побледнела, растворилась и сменилась следующей, не менее страшной. Это была темница, переполненная истощенными и истерзанными людьми. Они были заперты в тесных клетках, перед которыми с довольным видом сидели криганские бесы - омерзительные существа со скользкими желтовато-зелеными телами, перепончатыми крыльями и тонкими крысиными хвостиками. Внезапно все бесы вскочили со своих мест и упали на колени перед степенно вошедшим в темницу высоким краснолицым демоном с короткими загнутыми рогами. Демон отпер дверцу ближайшей клетки, выволок оттуда одного из пленников, привязал его к стоявшему посреди темницы столбу и начал яростно хлестать кнутом. При каждом ударе несчастный кричал и дергался, во все стороны летели брызги крови и клочья мяса… 
Изображение вновь поменялось. Теперь шар показывал громадную подземную пещеру, в центре которой находился мрачный город весьма странной архитектуры. Сложенные из грубых булыжников черные стены, приземистые башни… В Эрафии никогда не строили ничего подобного, тем более под землей. Вот так, видимо, и выглядели нихонские города. Ворота открылись, и из них вышел огромный отряд троглодитов, вооруженных копьями, и минотавров с тяжелыми боевыми топорами. Их физиономии были исполнены мрачной решимости, глаза минотавров горели хищным блеском… 
И вновь в шаре появилась новая картина. Опять город - на этот раз не нихонский, а эрафийский, но над его полуобвалившимися башнями развевались черные флаги Нихона, а по стенам прохаживались стражники-минотавры. Катерина сразу узнала этот город, она не могла не узнать его. Но сознание протестовало и отказывалось верить, что это - ее родной Стедвик, столица Эрафии. В отчаянии Катерина схватила шар, начала стучать по нему кулаком и яростно трясти его, надеясь увидеть что-то более обнадеживающее. Но шар показывал то же самое: полуразрушенный Стедвик и вражеские флаги над ним. И больше ничего.
- Не ломайте прибор, - сказал маг. - Он ни в чем не виноват.
Катерина умоляюще взглянула на провидца.
- Но ведь это неправда, это не может быть правдой! За всю историю Эрафии никаким врагам ни разу не удавалось захватить нашу столицу…
- Знаю, что не удавалось. Нихонцы мечтают изменить эту ситуацию - и, к сожалению, преуспеют в этом.
- Скажите, - с робкой надеждой спросила Катерина, - а ваши шары могут ошибаться?
Волшебник печально покачал головой:
- Может случиться всё, но рассчитывать на это не стоит. Они всегда работали безупречно, и за всё время я не сделал с их помощью ни одного неверного предсказания. Так что всё, виденное нами, к несчастью, почти неизбежно сбудется.
Катерина подавленно молчала. Провидец долго глядел на нее своим мудрым проницательным взглядом, а затем сказал:
- Вам ни в коем случае нельзя впадать в уныние. Это война, и в ней может случиться всякое. Самые неприступные твердыни могут пасть, и всё же это ещё не поражение, Эрафия не побеждена, пока не сломлен её народ, пока сражается армия и у неё есть предводитель. Вы сами понимаете, что исход сражения зачастую зависит от того, в каком настроении находится полководец. Пока вы в состоянии вселить уверенность в души ваших воинов - не всё еще кончено. Так что держитесь. Мне бы очень хотелось помочь вам в этом. Подождите, может быть, среди моих магических артефактов отыщется что-нибудь полезное для вас.
Открыв стоявший на полу массивный кованый сундук, он стал перебирать лежавшие в нем вещи - в основном различные амулеты и свитки с заклинаниями.
- Нет, у меня тут всё в основном для колдунов. Жаль, что вы не знаете магии, она бы вам очень пригодилась. Но вы следуете путем не мага, а воина. Как правило, трудно быть тем и другим одновременно, и редко кому это удается. По-моему, какие-то зачатки магических способностей у вас есть, но овладение искусством колдовства потребовало бы от вас много времени. Я понимаю, что сейчас вам не до этого… А, вот, нашел! Я же помнил, что он у меня где-то был…
И маг протянул Катерине небольшой кулон с прозрачным зеленым камнем в узорчатой бронзовой оправе.
- Это амулет мужества. Он укрепит ваш дух. Наденьте его.
Катерина надела амулет на шею - и почувствовала, как отчаяние постепенно уходит из ее души, сменяясь спокойной решимостью.
- Ну что, легче? - улыбнулся колдун. - По глазам вижу, что легче. А теперь возвращайтесь к своим войскам. И пусть мужество не покинет вас.
Поблагодарив прорицателя, Катерина вышла. Она дала себе слово, что никогда не позволит себе сдаться, какие бы испытания ее ни ждали. Она будет уверенной и собранной, ничем не выдавая своих сомнений и растерянности. И никому, ни одному человеку не расскажет о том, что она увидела в магическом шаре верховного провидца Бракады.

Вернувшись в Кариатид, вокруг которого теперь возвышались новенькие крепостные стены, еще пахнущие свежеструганными бревнами, Катерина зашла к Кристиану.
- Ну, как? - спросил он ее. - Бракада поможет нам? 
- Поможет. Мы договорились. Но это будет нескоро, пока надо справляться самим. А у вас как успехи?
- Вы были правы насчет городов, которые есть в этой области. Здесь действительно три города: Плинт на западе, Траилия на севере и Мирхам между ними. И все они контролируются противником - естественно, этого и следовало ожидать. Но теперь, кажется, появилась надежда их освободить. Не знаю уж, что будет дальше, но пока нам везет. Мы нашли главный город нихонцев, Терранеус. Они построили его здесь под землей и нападали оттуда на наши селения.
- Терранеус? Ну и название… - поморщилась Катерина.
- А чего же вы хотите от чернокнижников, Ваше Величество? Они сроду не увлекались изящными искусствами, ценят лишь силу. Хотите посмотреть?
- Что посмотреть? Штурм города? Разумеется, хочу. Врага надо знать...
Глаза Кристиана сверкнули злорадным торжеством.
- Если вы хотите увидеть их защитные тактики, то вы опоздали!
- Как? Вы что, уже взяли его?
- Взяли. На прошлой неделе. 
Катерина облегченно вздохнула. Это была первая обнадеживающая новость, не считая обещанной помощи Гэйвина Магнуса. «А может, всё не так страшно?» - подумала она. Но увиденное в Бракаде, снова встав перед глазами, заставило ее опомниться: сейчас не следовало поддаваться иллюзиям.
- Ну что же, Кристиан, поздравляю вас. Это наша первая победа.
- Дай бог, чтобы не последняя… Ну так что? Вы хотите увидеть этот город?
- Хочу.
- Тогда поедемте со мной.

Проскакав от Кариатида чуть больше часа, Кристиан и Катерина остановились у невысокого холма, в одном из склонов которого едва виднелась незаметная дверь. Войдя внутрь, они закрыли за собой дверь и некоторое время стояли, привыкая к темноте. Наконец в слабом рассеянном свете плесневых грибков, покрывавших стены, их глаза смогли различить ведущую вниз крутую лестницу. Осторожно спустившись по высоким ступеням, они оказались в тесном туннеле, пропахшем сыростью и плесенью. Сверху по стенам сочилась вода, каменистый грунт был истоптан копытами лошадей и минотавров, каждый шаг отдавался гулким эхом в гнетущей тишине подземелья. «Да как же можно здесь жить? Всё равно что в могиле» - подумала Катерина. 
Расширившись, туннель привел их в огромную пещеру, тускло освещенную факелами. В их неровном дрожащем свете посреди пещеры был виден город, очертания которого показались Катерине знакомыми. Нет, это был не тот город, что она видела в магическом шаре бракадского провидца. Этот был существенно меньше, и стены его были не черного цвета, а болотно-зеленого. Но в общем и целом он напоминал тот, виденный в Бракаде, и производил не менее жуткое впечатление. Похоже, все нихонские города строились по одному и тому же плану, как, впрочем, и эрафийские.
Изнутри Терранеус производил совсем уж странное впечатление. Большинство жилищ нихонцев представляли собой норы и пещеры, уходящие в глубину подземелья. Все улицы были изрыты этими норами, и лишь кое-где возвышались строения более привычного вида. Наиболее заметным из них было какое-то, по-видимому, административное здание, стоявшее посреди центральной площади. От него остались лишь обвалившиеся стены и одиноко торчащие колонны, но даже по этим руинам можно было представить, какой внушительный вид оно имело. Обойдя эти развалины, в одном месте Катерина увидела кучу растрепанных книг и отдельных измятых листков бумаги, разбросанных среди обломков. Очевидно, здесь была библиотека. 
Опустившись на корточки перед рассыпанными бумажками, Катерина стала рассматривать их. В основном это были магические книги и вырванные из них страницы, исписанные непонятными знаками и мудреными текстами заклинаний. Но на одном листке, выпавшем, вероятно, из дневника вражеского командира, можно было прочесть следующее: «Сегодня криганские союзники сообщили мне о взятии Плинта - последнего неприятельского города в районе Южного побережья. Теперь вся эта область находится под нашим контролем. Всё идет по плану. Победы даются нам даже легче, чем ожидалось. Неожиданная смерть короля Грифоново Сердце подарила нам счастливую возможность навсегда покончить с Эрафией. Она уже никогда больше не сможет вмешиваться в наш образ жизни и в наши религиозные культы».
Ярость охватила Катерину.
- Кто это писал?! - с возмущением воскликнула она, скомкав листок и отшвырнув его в сторону. - Кристиан, где тот, кто ими командовал?
Недобро усмехнувшись, Кристиан махнул рукой в сторону большого кургана посреди площади.
- Он валяется вон в той яме вместе со своими воинами. Собаке - собачья смерть. Ваше Величество, а что нам теперь делать с этим городом?
- Разрушить. Подобным городам не место в нашей стране. 

Кристиан был прав: теперь, когда нихонцы потеряли Терранеус, их стало возможно выбить и из трех занятых ими эрафийских городов. Сражения за эти города оказались трудными и кровопролитными, там были сосредоточены достаточно большие силы противника. Катерина потеряла немало воинов, но в итоге армия даже выросла - вместо павших в нее влились жители освобожденных городов. 
Назначив в отвоеванных городах губернаторов и дав им строжайший наказ немедленно покончить с рассеянными по глухим закоулкам бандами нихонцев и эофольцев, Катерина вместе с отрядами Кристиана, Оррина и Адели двинулась на север, к столице. Взяв с собой почти всю армию и оставляя позади провинцию, наводненную шайками нихонских и криганских завоевателей, она, конечно, рисковала. Но воинские школы в городах быстро обучали новых рекрутов, и можно было рассчитывать, что через неделю-другую гарнизоны этих городов станут достаточно сильны, чтобы отбить даже совместное нападение всех оставшихся банд.

Однажды, войдя к Катерине, Кристиан сообщил ей:
- Ваше Величество, только что стало известно, что к нам пытается прорваться какой-то эрафийский лорд с остатками своего отряда.
- Какой лорд? 
- Если я не ошибаюсь, его зовут Хаарт. Его армия действовала к северу отсюда, а теперь враги окружили их и почти всех перебили. Надо бы помочь… 
- Лорд Хаарт… Я знакома с ним - это знаменитый герой Энрота. Вы, Кристиан, слишком молоды, чтобы знать его, но могли слышать о его подвигах, когда он поддержал Роланда в Войнах за Наследство.
- А, так это тот самый рыцарь? Ну да, я слышал о нем. Насколько я знаю, он давно покинул Энрот?
- Да. Он прибыл сюда в свите Роланда и остался служить моему отцу.
- А в Энроте говорят, что его отъезд был связан с увлечением некромантией.
- Лорд Хаарт и некромантия? Крайне сомнительно. Я слышала о нем совсем другие отзывы. Мой отец считал его отважным воином и прекрасным полководцем. Его служба была безупречной и крайне полезной, и отец пожаловал ему большие владения в этих землях, где он стал воеводой. У меня нет оснований сомневаться в оценках отца. И, безусловно, лорду Хаарту надо помочь. 
- А справимся? Между нами и лордом большой отряд нихонцев. В основном троглодиты, но среди них есть медузы и даже минотавры. По общей численности - примерно столько же, сколько у нас.
- Так… С троглодитами и медузами справимся, а вот минотавры - это серьезно. Они гораздо сильнее наших лучников и копейщиков.
- Думаете, не стоит связываться? - спросил Кристиан.
Катерина задумалась.
- Риск, конечно, есть… А у лорда сколько человек?
- Не могу точно сказать.
- Ну, ладно, в любом случае не десяток, раз такая армия его осаждает. Я думаю, вместе с ним мы их одолеем, хотя потери, конечно, неизбежны. Но на войне без потерь не бывает. Командуйте готовиться к сражению.

То ли Катерина переоценила силу своих лучников и копейщиков, то ли врагов оказалось больше, чем она рассчитывала, но только эта битва выдалась очень тяжелой и кровопролитной. Эрафийские лучники били дружно, но скоро уже не могли пустить в ход свое оружие - троглодиты обступали их плотной толпой и не давали стрелять. Зато нихонским медузам, также вооруженным луками, никто не мог помешать выпускать стрелы - эти существа обладали магическим взглядом, парализующим всякого, кто решался подойти к ним вплотную. А затем околдованных воинов, лишившихся возможности двигаться, добивали троглодиты и минотавры. Последние, кстати, наносили армии Катерины наибольший урон. Размахивая тяжелыми топорами, могучие рогатые монстры с одного удара сражали копейщиков и лучников насмерть, причем убить этих здоровенных тварей было крайне сложно. Заклинания Адели помогали одолевать врагов, так же как и воинское искусство Кристиана и Оррина, но нихонцы брали числом. Повсюду раздавались хриплые выкрики, лязг ударяющихся о доспехи мечей и топоров, стоны раненых, грохот падающих тел. Катерина уже раскаивалась, что ввязалась эту битву, и собиралась приказать своему войску отступить, прикидывая, кем пожертвовать для отвлечения нихонцев, чтобы отступление не превратилось в избиение. Внезапно раздался звук хлопающих крыльев, и огромная белая фигура, спикировав с неба, врезалась в самую гущу сражающихся. Но это была не птица, как сначала показалось потрясенным эрафийцам, а могучий воин с громадным мечом и белыми крыльями за спиной. При виде его Катерине вдруг припомнилось полузабытое слово «ангел», которым в её детстве назывались сказочные защитники и покровители, помогавшие героям и спасавшие слабых. Растолкав своими мощными крыльями троглодитов, он взмахнул мечом - и сразу с десяток врагов упали замертво. Со всех сторон в ангела полетели стрелы и метательные копья, белоснежное оперение обагрилось кровью, но он продолжал отбиваться от наседающей оравы нихонцев. С каждым ударом ангельского меча груда валявшихся кругом окровавленных тел становилась всё больше. Многие вражеские воины в ужасе побежали прочь, но на смену им уже неслась большая группа минотавров. С устрашающим ревом они накинулись на ангела. Хлопая крыльями и размахивая мечом, он расшвыривал их в стороны. Некоторые, обливаясь кровью, поднимались и вновь устремлялись на него, но следующий удар снова валил их на землю. Впрочем, и ангелу приходилось несладко - всё его тело было в кровавых ранах, одно крыло бессильно волочилось по земле, перебитое топором минотавра. Вид грозного и прекрасного белокрылого воина, в одиночку отражающего целые толпы врагов, вдохновил эрафийцев, и они вновь бросились в атаку. Неприятели не выдержали, дрогнули и побежали, а навстречу с радостными криками уже мчались воины лорда Хаарта, сражая зазевавшихся троглодитов…
После боя Катерина зашла в санитарную палатку, где целители пытались привести в чувство израненного ангела.
- По-видимому, мы тут бессильны, - сказал один из них, обернувшись к королеве и поймав ее вопрошающий взгляд. - Он потерял слишком много крови и, скорее всего, так и умрет, не приходя в сознание.
Катерина подошла к ангелу и прикоснулась к его холодной руке. Он слабо застонал, открыл глаза и прошептал что-то неразборчивое. 
- Что вы говорите? Повторите, я не расслышала, - попросила Катерина, наклонившись к нему поближе.
- Помогите… Наш город… Он в осаде… Мы сами не справимся…
- Какой город? Где он находится? 
- Город ангелов… Белое Перо… - из последних сил прохрипел умирающий. Тело его обмякло, глаза закатились.
- Скончался, - констатировал находившийся рядом лекарь.

Когда Катерина увидела лорда Хаарта, его лицо было запыленным и осунувшимся, мало напоминая величавого вельможу, виденного в давние дни сватовства Роланда. 
- Какое счастье, что вы вернулись, - сказал ей лорд. - Нашему народу необходим вождь. Вы же видите - без короля здесь всё развалилось. Если бы я знал, к чему приведет его смерть, если бы знал!
- А что, разве вы могли ее предотвратить?
- Да нет, не мог, конечно. Это я от отчаяния… Генерал Кендал явно не справляется со своими задачами.
- Морган Кендал? Наш военный министр?
- Ну да, он был военным министром, а теперь он регент. Он принял командование после смерти вашего отца. Не знаю уж - то ли он никуда не годный полководец, то ли враги слишком сильны, но мы с самого начала войны только то и делаем, что отступаем. Несколько недель назад нихонцы были уже на подступах к Стедвику. Если за это время что-то и изменилось, то наверняка не в нашу пользу. Нас бьют, как беспомощных щенят. Вот у меня, например, был большой отряд - а осталась жалкая кучка воинов… 
- Не падайте духом, лорд. Всё еще может измениться к лучшему. Во всяком случае, мы уже достигли некоторых успехов. А теперь надо двигаться к Стедвику. Может быть, совместными усилиями мы сможем отогнать оттуда врагов. Людей у нас, конечно, мало, но мы ждем еще помощи из Бракады. Если бы и этих ангелов тоже привлечь на свою сторону… Что это за город Белое Перо, где он? Вы случайно не знаете?
- В первый раз слышу. Я вообще не знал, что в Эрафии есть ангелы.

Глава 3. Ангелы и грифоны.

Слова умирающего ангела о городе под названием Белое Перо не выходили у Катерины из головы. Судя по всему, на этих землях, полностью захваченных противником, он оставался последним очагом сопротивления. Ангелы нуждались в помощи, и Катерина считала своим долгом поддержать их. Кроме того, если все они обладали такой силой, как тот неизвестный герой, практически в одиночку решивший судьбу сражения, то они могли бы существенно усилить армию. Наконец-то Катерина увидела потенциальных союзников, способных совладать с драконами. К сожалению, ни воины из Кариатида, ни крестьяне встречавшихся по пути деревень ничего не знали об ангелах и об их городе. Поиски его могли оказаться долгими и безуспешными, если бы не всезнающая Адель. Выяснилось, что в свое время в монастыре она встречалась с ангелами из этого города, и местонахождение его было ей известно. По ее словам, город Белое Перо был расположен к северу от Кариатида - как раз по пути на Стедвик. И войско, возглавляемое Катериной, двинулось в указанном Аделью направлении.

Через полторы недели пути высокие горы, тянувшиеся по обеим сторонам дороги, расступились, открыв взгляду залитую солнцем долину, заросшую буйно цветущими кустами. Этот райский уголок, наполненный благоуханием цветов, пением птиц и журчанием ручейков, казался оазисом среди суровой скалистой местности. А далеко впереди виднелись высокие каменные стены - такие белоснежные, что от них, казалось, исходило сияние. Стройные, устремленные ввысь башни с позолоченными верхушками выглядели нарядно и торжественно. С первого взгляда стало ясно, что это и есть тот самый ангельский город. Катерина и ее воины зачарованно смотрели на изящные городские строения, возвышающиеся на вершине холма. Никогда в своей жизни они не видели ничего прекраснее этого города и окружающих его земель, обладающих, казалось, какой-то волшебной силой. По мере приближения к городу идти становилось всё легче, воздух становился всё свежее и приятнее для дыхания, в усталые тела вливалась бодрость, а в души - покой и умиротворение. И создавалось впечатление, что не было никакой войны - по крайней мере, в этих местах.
Однако, присмотревшись, следы боев всё же можно было различить. В белокаменных стенах города местами виднелись дыры, наскоро заделанные бревнами и мешками с песком; неподалеку валялись искореженные обломки разбитых катапульт и баллист. То здесь, то там белели слегка присыпанные землей кости, а в одном месте лежал скелет крупного крылатого существа. Кому он принадлежал - ангелу или нихонскому дракону? Установить это было невозможно. Впрочем, это, конечно, был дракон - защитники города не оставили бы тело своего собрата без погребения.

Заметив войско Катерины, стоявшие на стенах города стражники торжественно затрубили в трубы. Ворота открылись, и из них вышла группа ангелов. Один из них, облаченный в позолоченное одеяние и казавшийся старше и солиднее других, уважительно поклонился.
- Добро пожаловать в наш город, королева. Мы ждали вас.
- Я слышала, что вас атакуют нихонцы, - сказала Катерина. - Но вокруг города вроде бы нет никаких следов противника. Вы что, уже отбились?
- Здесь еще совсем недавно были жестокие бои, но мы не покорились. Нихонцы потерпели поражение, остатки их армии бежали под землю, наводнив окрестности своими отрядами. Но не думаю, что они отошли далеко. Наверняка копят силы и ждут подкреплений и удобного момента для нападения. Не может быть, чтобы они оставили нас в покое. Ведь наш город - единственный, который остался здесь непокоренным, враги не будут это терпеть. Так что вы пришли вовремя.
Катерина хмуро покачала головой:
- Представляю, что они сделают с вашим городом, если возьмут его… 
- Да они тут камня на камне не оставят, - вздохнул ангел. - Нихонские чернокнижники ненавидят нас всей душой - гораздо сильнее, чем людей. А уж о том, как к нам относятся демоны Эофола, лучше вообще не говорить... Но можно надеяться, что теперь всё будет по-нашему. Ведь ангелы - очень сильные и отважные воины. Беда была в том, что нас слишком мало, и сил хватало только на глухую оборону. Да и полководцев с магами у нас нет. Теперь, когда вы пришли к нам на помощь, мы перейдем в наступление и объединенными усилиями отбросим противника подальше от города. А когда Белое Перо будет в безопасности, мы сможем выделить вам часть своих воинов для защиты Стедвика. Если, конечно, не будет слишком поздно. Если защитники столицы сумеют продержаться до того времени.

Когда все воины были размещены в городских зданиях, выделенных им жителями Белого Пера, Катерина зашла к главному ангелу города.
- Что вы там говорили про Стедвик? Дела совсем плохи, да?
- Ну, пока еще не совсем плохи, хотя положение тяжелое. Противник осаждает столицу уже почти месяц, но до сих пор ничего не может сделать. Генерал Кендал собрал там почти всё, что осталось от эрафийской армии. Они пока держатся, но уже из последних сил. Их еще спасают особенности местного ландшафта - вы же знаете, что город находится в долине, окруженной со всех сторон горами, и это создает ему естественную защиту. Проходы между горами охраняются войсками генерала Кендала, и враг пока не может прорваться через них непосредственно к городу. Сколько они еще смогут продержаться - неизвестно. Так что вся надежда теперь только на вас.
- Скажите, а вы поддерживаете какую-то связь с генералом Кендалом?
- Да, наши посланцы раньше регулярно летали в Стедвик. Теперь это стало труднее, но всё равно время от времени летаем. 
- Когда полетите в следующий раз, сообщите им, пожалуйста, о нас… Нет, лучше я напишу Кендалу письмо. Здесь есть чем писать?
Ангел протянул Катерине лист бумаги и чернильницу, и она написала следующее:
«Генерал! 
Я знаю о вашем тяжелом положении и иду на помощь. Со мной небольшое войско, кроме того, я заручилась поддержкой Бракады. Ангелы из Белого Пера, где мы сейчас находимся, тоже готовы помочь нам. Если всё будет идти нормально, я рассчитываю добраться до вас где-то через два - три месяца. Точнее сказать не могу - многое будет зависеть от того, насколько серьезное сопротивление окажет противник. Постарайтесь любой ценой продержаться до этого времени. Надеюсь, вы понимаете, что в случае падения Стедвика…»
Тут Катерина на минуту задумалась, после чего решительно зачеркнула последнюю фразу. Поставив свою подпись, она отдала письмо ангелу.
- Вот. Пусть ваш посланец отдаст это генералу Кендалу.
- Хорошо. Мы сегодня же отправим гонца в столицу.

В честь прибытия армии Катерины ангелы устроили концерт на главной площади своего города. Нежные серебристые голоса, переливаясь, улетали в поднебесье, и никогда, наверное, человеческое ухо не слышало столь красивой и завораживающей мелодии. О чем пели ангелы? Слова их песни не всегда были четко различимы, но каждый из слушателей находил в ней что-то близкое и понятное - то, что нельзя ясно выразить словами, а можно лишь почувствовать сердцем. От звуков этой песни смягчались суровые лица воинов, оттаивали их души, перед мысленным взором людей вставали полузабытые заветные мечты, светлые образы далекого детства, воспоминания о первой любви - у каждого что-то свое, глубоко личное и сокровенное.
А потом хор ангелов затянул другую песню. Теперь их голоса звучали строже, тверже и печальнее, но по-прежнему светло и возвышенно. Ангелы пели о страданиях, выпавших на долю родной земли, о силе человеческого духа, о том, что тьма не может восторжествовать над светом, что враг непременно будет побежден. И Катерина, слушая эту песню, всё больше уверялась, что так оно и будет. Потому что теперь на их стороне такие могучие воины, как ангелы, потому что добро всегда сильнее зла и потому что по-другому быть просто не может. «А как же то, что я видела в лаборатории бракадского мага?» - кольнуло вдруг у нее в сердце. И тут ее осенило: ведь это же были происки врагов! Это же нихонцы, в совершенстве владеющие черной магией, заколдовали волшебные шары так, что они стали показывать неправду! Они могли заслать в Бракаду своих лазутчиков или же воздействовать на шары телепатически из Нихона или откуда-то еще, а цель их была совершенно ясна - напугать Гэйвина и заставить его отказать Эрафии в помощи. И Катерина облегченно улыбнулась - наверное, впервые за всю войну. Она и сама удивлялась, как такая простая мысль не приходила ей в голову раньше. 
Успокоенная и воодушевленная, Катерина взглянула на своих командиров, сидевших рядом с ней. Они тоже зачарованно слушали ангелов, и мысли их витали где-то очень далеко от суровой реальности. Вдохновенное лицо Адели сияло тихой радостью: наверное, ей вспоминались отрадные времена мирной монашеской жизни. С нескрываемым наслаждением слушал нежные неземные голоса Оррин, полузакрыв глаза и постукивая ногой в такт мелодии. С лица лорда Хаарта сошло привычное выражение напряженности и тревоги. Ангельские песни чем-то сильно растревожили его душу - сейчас он выглядел смущенным и растерянным, и в глазах его стояли слезы. И только Кристиан сидел со скептическим видом, хмурый и суровый. То ли пение не особенно впечатляло его, то ли он просто не хотел давать волю своим чувствам. 
А ангелы всё пели и пели о мужестве, о славе, о нынешних тяжких испытаниях и будущих счастливых днях. И всем, кто слушал их, хотелось, чтобы этот концерт продолжался бесконечно…

В окрестностях города не было замечено никаких признаков присутствия врагов. Единственным, что удалось обнаружить, был вход в подземный туннель, похожий на тот, который вел в Терранеус. Можно было предполагать, что и здесь также существуют подземные города противника. И действительно, разведка, посланная в подземелье, сообщила о наличии там разветвленной сети туннелей, по концам которых находились четыре неприятельских города - два нихонских и два эофольских. Все эти города были защищены, но возвести много стрелковых башен противник не успел, а без них слабые гарнизоны, немногочисленные и плохо обученные, были бессильны против ангелов. Катерина послала туда усиленные ангелами отряды под командованием Кристиана, Оррина, Адели и лорда Хаарта.

Первым в Белое Перо вернулся Оррин. У него не возникло проблем со взятием нихонского города, и он даже обошелся без потерь: один только вид ангелов навел на врагов такой страх, что большинство из них разбежались и трусливо попрятались в своих жилищах. Те же, кто всё-таки осмелился оказать сопротивление, были легко перебиты. 
Отчитавшись перед Катериной о результатах сражения, Оррин поставил перед ней большой мешок с трофеями, подобранными в магической лавке покоренного города. 
- Этот торговец как мое войско увидел, так и дал деру, - объяснил он. - И барахло свое бросил. Вот, посмотрите, чего я там набрал.
Оррин развязал мешок и вытряхнул оттуда кучу разнообразных мечей, кинжалов, щитов, шлемов, а также браслетов, ожерелий и других вещей.
- Меня вот эта ерундовина особенно заинтересовала, - сказал он, протягивая Катерине небольшой чехол из черной кожи с чем-то очень тяжелым внутри.
Катерина открыла чехол и извлекла оттуда сделанную из неизвестного материала серебристо-серую статуэтку птицы с печально опущенными крыльями. При одном только взгляде на этот предмет она вдруг почувствовала нечеловеческую усталость и полное безразличие ко всему - и в первую очередь к этой войне. Ей захотелось бросить всё и сдаться на милость победителя. Она сама удивлялась такому своему настроению, но ничего не могла с собой сделать - как будто эта птица высосала из нее всю силу воли.
Статуэтка выскользнула из ее ослабевших рук и упала на пол. Оррин поднял ее и убрал обратно в чехол. Наваждение исчезло.
- Что это такое? - слегка растерянно спросила Катерина, еще не вполне отошедшая от пережитого.
Оррин пожал плечами.
- Понятия не имею. Ощущения неприятные - сами, небось, заметили. А вот зачем это нужно - кто бы знал… Да тут вообще половина вещей непонятно для чего. Ну, с этим-то, например, всё ясно, - он поднял увесистую остро отточенную секиру и с размаху всадил ее в дощатый пол, оставив в нем глубокую дыру.
- Хорошая штука, - уважительно добавил он, не обращая внимания на укоризненный взгляд Катерины. - А вот это что за ерунда? Просто женская побрякушка, что ли?
Оррин потряс в воздухе массивным браслетом из прозрачных разноцветных камней.
- Не думаю, - сказала Катерина. - Обычные украшения в магических лавках не продаются.
Она надела браслет на руку и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, но не почувствовала ничего необычного.
- Ну и что? - спросил Оррин, примерявший в это время замысловатый головной убор в форме короны.
- Ничего. Никакого эффекта.
- И от этой шапки - тоже, - недовольно произнес он, поворачивая корону на голове. - Хоть так, хоть задом наперед. Похоже, зря я сюда всё это тащил. Доспехи и оружие пригодятся, а остальное-то нам на кой черт? 
- Наверняка это что-то для магов, - сказала Катерина. - Надо подождать Адель, она неплохо знает магию и, может быть, разберется в этих вещах.

Вскоре из вражеских городов вернулись со своими отрядами лорд Хаарт, Адель и Кристиан. Всем им победа далась почти так же легко, и потери оказались минимальными - этот поход не в пример предыдущим получился почти бескровным, если, конечно, не считать кровь неприятелей. Конечно же, в первую очередь это было связано с огромной силой ангелов, легко расправлявшихся как с нихонскими троглодитами и медузами, так и с криганскими демонами и мелкими бесами. Более сильных вражеских воинов - ни драконов, ни даже минотавров - в этих городах не оказалось. «Не успели подготовиться, мерзавцы!» - злорадно прокомментировал Оррин.

Все четверо командиров проявили себя истинными героями, все заслуживали награды. Катерина вспомнила о вещах, добытых Оррином, и пригласила всех в комнату, где были свалены в кучу все эти предметы. Она предложила Адели взглянуть на них и по возможности объяснить, зачем они нужны. Адель присела на корточки над грудой вещей и долго сосредоточенно разглядывала их. Большинство из них оказались ей знакомы.
- Вот это ожерелье, - сказала она, показав всем нанизанные на нитку желтоватые клыки какого-то зверя, - усиливает действие заклинаний. Если, конечно, его владелец обладает магическими способностями и знает эти заклинания.
- Вот и возьмите его себе, - предложила Катерина. - И другие вещи, влияющие на магические способности, тоже. Нам-то они всё равно ни к чему.
Поблагодарив ее, Адель продолжила:
- Эта колода карт повышает удачу в бою, эти сапоги - скорость ходьбы. Этот шлем увеличивает магическую энергию - с вашего позволения, я возьму его себе. А вот этот колчан стрел пригодится вам, Оррин, и вашим лучникам - стрелы в нем никогда не кончаются.
Дойдя до статуэтки птицы, Адель вынула ее из чехла - и тут же, передернувшись, убрала обратно.
- А это что? - спросила Катерина.
Голос Адели прозвучал непривычно резко:
- Я не знаю, что это за вещь. Ее надо показать ангелам - может быть, они знают. Могу сказать только одно - она мне очень не нравится.
Катерина взяла себе несколько браслетов и кулонов, повышающих удачу и боевой дух войска, Оррин, помимо колчана со стрелами, выбрал давно облюбованную секиру, а также кольчугу и здоровенный щит с изображенным на нем черепом, Кристиан и лорд Хаарт набрали себе оружия и доспехов, а Адель - все те вещи, которые предназначались для магов. Из всей кучи осталась только статуэтка птицы. Тайна этого загадочного предмета не давала покоя Катерине, и она пошла с ним к главному ангелу.
- Мы не можем понять, что это такое, - сказала она, демонстрируя статуэтку. - Может, вам знакома эта вещь?
При взгляде на птицу лицо ангела омрачилось.
- Это дух уныния, - сурово произнес он. - Вселяет страх и отчаяние в сердца всех присутствующих на поле боя - и своих, и врагов. Вам не следовало приносить эту вещь в наш город. Отнесите ее туда, откуда взяли.
- Да уж лучше я вообще уничтожу ее. Нам нельзя поддаваться унынию. Это для нас смерти подобно - мы же побеждаем только за счет высокого боевого духа.
И дух уныния был торжественно сожжен на главной площади города в присутствии ангелов и эрафийских воинов.

На следующий день войско двинулось дальше. Часть ангелов остались в своем городе для его защиты, остальные присоединились к Катерине. Никому из ее воинов не хотелось покидать этот гостеприимный город, но все понимали, что это необходимо. И каждый из тех, кому посчастливилось уцелеть в последующих сражениях, на всю жизнь сохранил в своем сердце самые светлые воспоминания о благодатном ангельском городе под названием Белое Перо, об этом кусочке рая на земле.

По мере удаления от города чувство спокойной уверенности, владевшее Катериной, постепенно рассеивалось. Почему, собственно, освободив лишь малую часть оккупированной территории, она решила, что почти уже выиграла войну? До победы было еще очень далеко - если она вообще была возможна, эта победа. И действительно, чем ближе они продвигались к Стедвику, тем чаще становились столкновения с врагом, тем большие потери несла армия. 

После жестокой осады, стоившей Катерине сотен воинов, удалось освободить главный город последней провинции, отделяющей армию от столичной области. Не успела королева расположиться в отведенных ей покоях, как явился Кристиан, и доложил, что командир партизанского отряда просит аудиенции. Получив согласие, он вышел, и в дверях появилась странная фигура. Вошедший был довольно высок, но обладал скорее гибкостью акробата, нежели мощью меченосца. Тело обтягивал костюм, испещренный темными и светлыми полосами, такие же полосы были нарисованы и на снежно-белом лице, а огненно-рыжие волосы, перехваченные ремешком, спускались ниже плеч. Двигался воин с кошачьей грацией, сразу приводившей на ум эльфов.
- Джелу, Капитан Лесной Гвардии, - отрекомендовался он.
- Что такое Лесная Гвардия? - недоуменно поинтересовалась королева. - Это название вашего партизанского отряда?
- Нет, Ваше Величество, - ответил Джелу. - Это отряд регулярной эрафийской армии. Вы не слышали о нас, потому что Лесная Гвардия была организована всего пять лет назад, когда вы уже уехали в Энрот. В Лесную Гвардию принимаются только самые лучшие лучники, проявившие кроме меткости ещё ловкость и доблесть.
- Прекрасно! - воскликнула Катерина. - Ваши воины будут очень кстати в рядах моей армии, которые сильно поредели сегодня.
- Мы выполним любой ваш приказ, - последовал ответ, - но если мне будет дозволено высказать свое мнение, я бы не советовал включать нас в армейский строй. Нас не так много, и хотя каждый мой воин стоит пятерых обычных лучников и троих эрафийских стрелков, мы не столь многим сумеем помочь армии в чистом поле. Наша сила - скрытность, внезапные нападения и быстрый отход. Обычно нам легко удается уничтожить отряды втрое-вчетверо многочисленнее нашего, действуя из засады. За последний месяц мы потеряли всего троих человек, а враги лишились почти двух тысяч. Теперь их обозы передвигаются здесь лишь с многосотенной охраной, а в лесах они и вовсе почти не показываются.
- Да, конечно, такой отряд неразумно выставлять на поле битвы… Что ж, я найду вам более подходящее применение. Так зачем же вы испросили аудиенцию?
- Ваше Величество, я прибыл к вам с новостями. Вчера мои разведчики увидели, как нихонский отряд перехватил гонца на грифоне. Гарпии напали на него в воздухе, а когда израненные грифон и всадник попытались укрыться в лесу, за дело взялась облава. Мы были недалеко, и успели перебить врагов, но гонец умер от ран, успев только сказать, что вез вам письмо от генерала Кендала. Вот оно.
Катерина приняла письмо, заляпанное высохшей кровью, сломала печать и прочла:
«Ваше Величество!
Весть о вашем прибытии - воистину луч надежды в черном настоящем. Нам очень пригодится любая военная помощь, но главное для нас - возвращение достойной наследницы нашего великого короля, как знамени, вокруг которого могла бы вновь сплотиться Эрафия, ныне пребывающая в растерянности. 
Я не знаю, сколько мы еще сумеем продержаться. На прошлой неделе нихонцы опять атаковали, и нам с трудом удалось устоять. Враги пока не могут одолеть нас, но они стягивают сюда всё новые и новые силы, и усиленно рекрутируют войска в захваченных городах. Неприятельские войска прибывают в числе каждый день. Очевидно, они знают о ваших планах и поставили себе целью взять город до вашего прихода. Так что, если это возможно, поторопитесь: мы можем не дождаться вас».
Сердце королевы забилось сильнее. Общее положение было ясно и так, но теперь она поняла, что всё зависит только от неё: все надежды защитников столицы связаны лишь с её армией, и если она опоздает - Стедвик впервые окажется в руках врагов.
- Это всё, Джелу?
- Нет, наш отряд создан в основном для разведки, и мы собираем все сведения, которые можем добыть. 
- Так не медлите же! Что вам известно?
- Положение таково: все земли к востоку отсюда захвачены войсками Нихона и Эофола. Главные силы стянуты в столичную область. Одна армия ушла на юг, но поскольку вы пришли как раз оттуда, я полагаю, что этой армии уже нет.
- Да, хотя нам, конечно, повезло - когда мы высадились, большая часть захватчиков уже сидела по гарнизонам или разбрелась отдельными бандами, начав грабить завоеванные земли. А ударные силы были разбиты ангелами.
- Значит, ангелы отбились? Добрая весть! А добрые вести нынче редки.
- Да, и кроме того, ангелы стали нашими союзниками, как и Бракада. Но магам нужно время, чтобы собрать войско. Хорошо, что на севере и западе?
- На севере пока всё тихо, в Дейджу ни подземцы, ни демоны не пошли, некроманты тоже сидят, носа не высовывают. Запад пока свободен, враги застряли под Стедвиком. Зато оживились варвары, и степные, и болотные. Крюлод и Таталия нарушили границы и заняли всю Приморскую область. Сейчас они дерутся там друг с другом.
Королева сидела молча. От Крюлода вполне можно было ожидать такого - набеги этих дикарей на пограничные земли были обычным явлением и держали эрафийскую армию в боевой готовности. Но известие о вторжении Таталии повергло Катерину в шок. И не только по той причине, что Таталия вероломно нарушила существовавшее у нее с Эрафией соглашение о ненападении, а главным образом из-за того, что армия этой страны всегда считалась самой небоеспособной на всём континенте. Внешняя политика Таталии отличалась исключительным миролюбием, причем, в отличие от Бракады, это было связано не столько с нежеланием воевать, сколько с неумением. Справедливости ради следовало отметить, что, когда речь шла о вторжении врагов на их территорию, таталийцы защищались с редкостным мужеством и упорством, и многие тысячи крюлодских и иных захватчиков бесславно окончили свои жизни в непроходимых болотах этой убогой страны. Но к каким-либо завоевательным войнам все эти медлительные и неуклюжие гноллы, человекоящеры, василиски и прочие болотные существа были совершенно неспособны без дельных командиров. И если уж они решились сунуться в Эрафию, да еще и добились при этом немалых успехов - значит, положение действительно было катастрофическим. И, самое главное, представлялось совершенно невозможным отвоевать у Таталии и Крюлода захваченные ими земли. При той армии, которая имелась в распоряжении Катерины, воевать на два фронта было немыслимо. Главная цель сейчас состояла в том, чтобы снять осаду со Стедвика, и отвлекаться на борьбу с варварами было нельзя.
- Но ведь остальная Западная Эрафия пока свободна! - вскричала Катерина. - Что же слышно о подкреплениях и ополчении?
- Ничего.
- Что значит «ничего»? О чем думают лорды?
- Лорды думают только о своих поместьях, Ваше Величество. Короля нет, наследник не объявлен, враг захватил восток и юг. Лорды укрепляют свои замки и спорят друг с другом о том, кто из ближайших родственников королевской фамилии имеет больше прав на престол. Правда, до междоусобиц пока не дошло. Но Кендал брошен наедине с врагом!
При этих словах глаза доселе бесстрастного Джелу блеснули гневом.
- Вы хорошо знаете генерала Кендала?
- О да! Он подобрал меня в лесу ребенком, ещё когда был лейтенантом в бригаде Талон, бригада заменила мне семью, а Кендал - отца.
- Понятно. А кто ваши родители?
- О них мне ничего неизвестно. Я спрашивал магов, но они ничего не смогли выяснить о моем прошлом. Разве что объяснили, что я - полукровка. Такая белая кожа бывает лишь у эльфов Вори, а рыжие волосы - чисто человеческое наследство. В любом случае, у меня одна родина - Эрафия! 
- Я рада, что у Эрафии есть столь доблестные и верные защитники. Жаль, что не могу пополнить армию вашим отрядом…
- Пополнить армию можно, Ваше Величество! В окрестных лесах сейчас скрывается много разбитых отрядов эрафийской армии. Они потеряли командиров и деморализованы, но не примкнули к врагу и пока не разбежались. Для нас они бесполезны, разве что пяток отменных стрелков я взял в отряд, меня они не знают и потому не слушают, но вы-то сможете вернуть их в строй!
- Спасибо, Джелу! Можете пока идти к своим воинам, только оставьте связного - скоро вы мне понадобитесь.
- Слушаюсь, Ваше Величество! - и Джелу выскользнул за дверь.

До столицы оставалось уже не так далеко - если двигаться прямым путем. Но к западу, в стороне от дороги на Стедвик, находилась местность, называемая Грифоновым Утесом. Это была гряда невысоких, но труднопроходимых гор, на которых издавна селились грозные и величественные представители животного мира Антагариха - грифоны. Трудно сказать, почему именно эту область они избрали главным местом своего размножения, но практически вся популяция эрафийских грифонов происходила отсюда. Каждую весну грифоны слетались сюда на брачные игры, откладывали яйца, а затем вместе с подросшими птенцами вновь разлетались по всей стране. А затем первый король Эрафии, Рион, сумел приручить этих гордых и красивых животных, чтобы использовать их в своей армии, и тогда здесь выросли специально построенные для тренировки боевых грифонов каменные жилища в виде башен. Быстрые и выносливые, грифоны с успехом заменяли боевых коней, да и сами по себе эти птицы, снабженные мощными клювами и когтями, могли справляться даже с очень сильными врагами. А способность перелетать через крепостные стены делала их незаменимыми при штурме городов. С помощью грифонов король Рион одержал немало побед над своими врагами, что позволило ему объединить разрозненные человеческие племена в единое королевство и стать основателем династии Грифоново Сердце. Теперь же эти могучие существа, обеспечившие когда-то создание эрафийского государства, могли сыграть решающую роль в его восстановлении. Или в окончательной гибели, потому что сейчас они были порабощены нихонцами и наверняка использовались ими и для атак на Стедвик, и в других сражениях. Контроль над Грифоновым Утесом давал противнику ощутимое преимущество в силах.

Катерина собрала военный совет, на котором поставила вопрос, что делать дальше.
- Как это - что делать? - удивился Оррин. - Двигаться к Стедвику, конечно!
- Да это ясно, - сказала Катерина. - Но есть два пути: либо напрямую, либо через Грифонов Утес.
- На Грифоновом Утесе полно врагов, - мрачно произнес Кристиан. - Мы там пол-армии угробим.
- Да, - согласилась Катерина. - Нихонцев там действительно много. Они поняли ценность грифонов и охраняют их большими силами, Джелу сообщает о тысячных гарнизонах. 
- Наших грифонов - и против нас же используют! Вот гады! - гневно воскликнул лорд Хаарт, ударив кулаком по столу. - Нет уж, мы должны освободить грифонов любой ценой. Потери, конечно, будут серьезными, но если мы заполучим в свою армию грифонов, они заменят наших погибших. Разве не так, Ваше Величество?
- Так. И, главное, ими не воспользуются наши враги. 
- Тогда в чем проблема-то? - удивился лорд. - Идемте через Грифонов Утес. Тем более что оставлять здесь сильную армию противника чревато ударом в спину в самый неподходящий момент.
Катерина вздохнула:
- Вся беда в том, что это слишком долгий путь. Пока мы будем сражаться за грифонов, нихонцы могут взять Стедвик.
- Да они и так могут его взять, даже если мы пойдем коротким путем.
- Могут, но так всё-таки больше шансов, что мы успеем вовремя.
- Так, значит, нечего связываться с грифонами. Идемте напрямую, - предложил Оррин.
Тут в разговор вступила Адель, до этого сидевшая молча, в глубоком раздумье.
- Я опасаюсь, что если даже генерал Кендал и продержится до нашего прихода, у нас не хватит сил отразить натиск. Тем более если у врагов будут грифоны, а у нас - нет. А уж если Стедвик падет до того, как мы успеем подойти - тогда, не имея грифонов, мы уже точно будем не в состоянии его отбить.
- Да, в таком случае без грифонов нам вообще нечего будет там делать, - согласился лорд Хаарт. - Тогда нам конец…
- А нам, по-моему, так и так конец - хоть с грифонами, хоть без них, - заметил Кристиан.
Катерина бросила на него испепеляющий взгляд:
- Кристиан! Я вас умоляю, воздержитесь от подобных комментариев!
На какое-то время в помещении воцарилась гробовая тишина. Затем лорд Хаарт нерешительно спросил:
- Ну, так что - значит, я прав? Всё-таки надо отбить у них грифонов?
- По-хорошему, надо - чтобы ослабить противника и одновременно усилить свою армию, - ответила Адель.
- Если удастся ее усилить, - с сомнением добавил Кристиан. - Если грифоны компенсируют наши потери.
- Да, разумеется, - согласилась Адель. - Но - время, время… Успеем ли? С грифонами нам для защиты города должно хватить сил, а вот для освобождения - вряд ли. А я так чувствую, что если мы выберем длинный путь - речь будет идти именно об освобождении.
- В общем, и так - плохо, и напрямую - немногим лучше, - угрюмо подытожил Кристиан. - Если б точно знать, что Кендал нас дождется - тогда, наверное, стоило бы посражаться за Грифонов Утес. Но на это надежды мало, сами понимаете. Боюсь, как бы нам не оказаться у ворот захваченного Стедвика с одними только грифонами, потеряв на Утесе почти всех людей и ангелов. Хотя оставлять грифонов врагу тоже нехорошо…
Все погрузились в тяжелые размышления. Наконец Оррин предложил:
- Слушайте, а может, нам разделиться? Часть отряда пойдет на помощь генералу Кендалу, а часть - на Грифонов Утес.
- А это еще хуже, - возразил Кристиан. - Тогда нас разобьют и там, и здесь.
- Что ж делать-то? А вы что скажете, Катерина? - Оррин с надеждой смотрел на королеву, ожидая ее ответа.
Катерина вздохнула и надолго задумалась. Из двух зол надо было выбирать меньшее, но кто мог сказать, какое из них было меньшим? Что ж, это судьба правителя - принимать подобные решения.
- Если бы я знала… Пойдем напрямую - у нихонцев будет большое преимущество в силах, оставленная в тылу армия может ударить нам в спину или пойти на юг, захватив освобожденные такой кровью земли, пойдем длинным путем - рискуем потерять свою столицу. Но совершенно ясно: если они возьмут Стедвик - хотя не дай бог, конечно, - лучше нам тогда иметь грифонов, чем не иметь. И бить вражеские армии лучше по частям, обрушивая на них всю нашу мощь. Итак - мы идем на Грифонов Утес. Чтобы исключить внезапную атаку со стороны осаждающих Стедвик врагов, ангелы двинутся на север. Небольшие отряды уничтожать, с большими армиями в бой не вступать, немедленно отходить к нам. Задача ясна?
Архангел, командовавший отрядом крылатых воинов, утвердительно склонил голову. Отряд Джелу был отправлен во вражеский тыл, чтобы беспокоить противника постоянными налетами, заставить охранять города и другие стратегически важные пункты, и дать гарнизонам объединиться. Остальных командиров Катерина отправила готовить армию к выступлению на Грифонов Утес. Многочисленные партизанские отряды, вняв вдохновенным речам Адели, обладавшей несомненным даром убеждения, радостно вливались в армию Катерины. 

Однако сражение за Грифонов Утес выдалось гораздо более ожесточенным, чем можно было ожидать. Враги действительно знали цену грифонам и охраняли их жилища всеми силами. Многие сотни эрафийских воинов полегли в этих боях... Наконец Оррин со своим отрядом, преодолев отчаянное сопротивление противника, прорвался к одной из башен, где содержались грифоны. Весь истыканный вражескими стрелами, он открыл дверь грифоньего жилища и только после этого упал замертво. Воздух огласился отрывистыми птичьими криками, и многочисленные крылатые создания, вылетевшие из башни, с яростью набросились на врагов, внося смятение в их ряды. Воспользовавшись замешательством противника, рыцари начали открывать и остальные башни, освобождая грифонов, которые тут же включались в сражение. По всему полю боя раздавалось громкое хлопанье крыльев, летали перья и клочья пуха. В конце концов противник был обращен в бегство.

Подсчитав потери, Катерина пришла в ужас. Мрачные прогнозы Кристиана подтвердились: в битве за Грифонов Утес погибла почти половина всего войска. Правда, теперь с ними были грифоны, мощные, отважные и стремительные крылатые воины. Стая из нескольких десятков грифонов могла бы заклевать насмерть даже черного дракона, а в распоряжении Катерины были теперь сотни этих птиц. Кроме того, их больше не мог использовать противник, лишившийся, таким образом, серьезного преимущества.
Катерина испытала немалое облегчение, когда выяснилось, что Оррин, которого она сочла убитым, оказался всего лишь тяжко ранен. Ей было бы очень жаль потерять этого бесстрашного командира, при всей своей неотесанности подкупавшего прямодушием и оптимизмом. И не только ей: подчиненные тоже любили его за простоту и непосредственность, за то, что он всегда находил с ними общий язык и не ставил себя выше других.
Перед отправкой Оррина на лечение в ближайший город Катерина и Кристиан зашли проведать его. Он лежал, закусив губу от боли, устремив глаза в потолок и тяжело дыша, на бледном лице блестели капли пота. Похоже, он даже не заметил вошедших.
- Оррин! - негромко позвала его Катерина.
Раненый повернул к ней голову и через силу улыбнулся.
- А, это вы… Ну что, здорово мы им врезали?
- Да, - согласилась она. - Это была славная победа, и вы проявили себя истинным героем.
- Да ладно вам… Какой я герой? - засмущался Оррин.
- Самый настоящий, - уверил его Кристиан. - Если бы не ваша доблесть, эта битва могла закончиться иначе.
- Таких отважных рыцарей, как вы, еще поискать, - добавила Катерина. - Нам будет очень не хватать вас. Так что поправляйтесь скорее.
- Да уж поправлюсь, не сомневайтесь! Самому обидно валяться в госпитале, когда вы бьете врага. Ну, ничего. Главное - победили. Оставили гадов без грифонов. Теперь-то уж они Стедвик не возьмут!
Кристиан хотел возразить, но Катерина потихоньку наступила ему на ногу, и он, спохватившись, замолчал.


Продолжение

Юмор

  Два диалога

  Влюбленный

  Атлантида

  Полководец

  Kreegan Story

  Катерина

  Катерина-2

  Катерина-3

  Выбор

  Геройский эпос

  Совет Героев

  Странники




Новости FAQ Форум Советы Герои Замки Монстры Магия Артефакты Сражения Кампании Файлы Прочее
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Ведущий сайта: Игорь Савенков (aka LaBoule)  •  Дизайн: Андрей Шевченко (aka Zombiek)

© 1996-2005 Golden Telecom. Все права защищены. Предоставляется в соответствии с "Соглашением об использовании".
Heroes of Might & Magic IV и все элементы игры © 2002 3DO. Все права защищены.
В России и странах СНГ игра издается компанией Бука.